Отечественное искусство 1960–1980-х годов

На рубеже 50–60-х годов активизируется художественная жизнь страны. В 1957 г. состоялся Первый Всесоюзный съезд советских художников, собравший делегатов от более чем 7000 худож-ников и искусствоведов, на котором были подведены итоги прошедшего и определены пути даль-нейшего развития советского искусства. В этом же году состоялась Всесоюзная художественная выставка, экспозиция которой была построена соответственно культурным традициям советских республик. В ней приняли участие художники как старшего поколения, так и молодые. Тогда впервые зрители познакомились с работами Г. Коржева, Т. Салахова, братьев А. и С. Ткачевых,
Г. Иокубониса, И. Голицына и многих других. Появились новые журналы по искусству – «Твор-чество», «Декоративное искусство СССР», «Художник» и новое издательство – «Художник РСФСР». Начинается обмен выставками с другими социалистическими странами. В 1958 г. на Всемирной выставке в Брюсселе многие советские художники получили высокие награды. С выс-тавок стали постепенно исчезать ложнопатетические, повествовательно-натуралистические произ-ведения. Высокогражданственного звучания в картинах и скульптурах художники стремились достичь без декламации и наигранного пафоса.

60-е годы – это время наиболее плодотворной творческой работы тех художников, которых сегодня относят к старшему поколению. Идут поиски новых выразительных средств в каждом из видов изобразительного искусства, поиски динамичности, лаконизма, простоты фабулы, обоб-щенности при эмоциональности и остроте самого характерного. Художники разрабатывают но-вый, так называемый суровый стиль (этот термин принадлежит советскому искусствоведу
А. Каменскому). Ибо именно в это время выявилось стремление художественно воссоздать дей-ствительность без обычной в 40–50-е годы парадности, сглаживания всех трудностей, без поверх-ностной фиксации бесконфликтных малозначительных сюжетов, укоренившейся манеры изобра-жать борьбу «хорошего с лучшим», а также без иллюстративности, «литературщины», ставших почти нормой, т.е. без всего того, что лишает произведение глубины и выразительности, пагубно влияя на образное содержание и художественное мастерство. Героическое начало в произведениях этого стиля рождается из правдивости в передаче суровых трудовых будней (отсюда и название стиля). Оно раскрывается не прямым действием героев, а самим эмоциональным строем картины, не описанием, а авторской позицией, высказанной в произведении.

Можно увидеть определенную эволюцию в развитии портрета от 60-х к 70-м и последующим годам. Поиск сурового лаконичного образа сменяется более углубленной психологической харак-теристикой, но в целом художники остаются верны открытому выражению драматических пережи-ваний и сложных психологических состояний. Свое восприятие современности со всеми ее пробле-мами художники пытаются выразить в незамысловатых сюжетах бытового жанра или группового портрета. Естественен интерес художников «сурового стиля» к жанру историческому и историко-революционному. Историческое осмысление судеб России претерпевало у них такие же изменения, какие испытало наше общество в целом. Это ни в коей мере нельзя назвать конъюнктурой – это серьезные и вдумчивые попытки разобраться в сложной судьбе нашей страны.

Прошедшая война продолжает волновать как людей старшего поколения, так и молодежь, тех, кто не принимал в ней участия, а в иных случаях еще тогда и не родился. Но показательно, что и те, и другие изображают войну прежде всего как величайшую трагедию человечества. Мысли о жизни и смерти, вечности и мгновенности, интерес к старости, размышление над человеческой жизнью вообще – вот что питает творчество этих художников. Тема памяти трактуется в совре-менном искусстве чаще всего не прозаически-предметно, а символически.

Искусство этой эпохи трудно ограничить рамками одного направления, и далеко не все художники двух последних десятилетий испытали влияние «сурового стиля». Многие из них обра-щаются к традициям древнерусского искусства, искусства XVIII – начала XX вв., к проторенес-сансу, к искусству «малых голландцев», к французскому классицизму и, конечно, к фольклору. Не всегда ретроспекция бывает удачной, дает интересные результаты, но обращение к наследию в самом широком смысле, освоение различных пластов искусства, несомненно, обогатило творчес-кую лабораторию художников.

В современной живописи нет единого стиля, как един был, например, «суровый стиль», нет жестких канонов в применении тех или иных выразительных средств и приемов. Планы могут быть смещены, перспектива нарушена, объемы уплощены, воздушность и игра светотени изгнаны вовсе, как и тонко нюансированный цвет, уступающий иногда место резко ограниченному, локальному; вместо единой «точки схода» может возникнуть несколько, как в древнерусской иконописи. За плечами современных художников богатейший опыт поисков и находок, использование традиций древней живописи и приемов фото- и киномонтажа. Вся эта широкая палитра выразительных средств, если только она не является самоцелью, выявляет разные творческие индивидуальности и служит созданию художественного образа. В 70-80-е годы заявляет о себе поколение, которое во многом определяет содержание советской живописи и сегодняшнего дня. Современные художники много и интересно – на языке изобразительного искусства - размышляют о традициях, об истории, о воспринимают красоты в современном мире. Они иначе, чем художники предыдущего десятилетии, понимают образно-выразительные средства и возможности искусства: колорита, композиции, линейного и ритмического строя. Им близок язык символов. Их живописная форма богата теат-ральной зрелищностью, иногда внешними эффектами, но всегда необыкновенно артистична, вирту-озна. В ней нет места прямолинейной повествовательности 50-х годов, противопоказанной природе изобразительного искусства.

От «сурового стиля» 60-х годов до сегодняшнего дня живопись прошла немалый путь разви-тия. Ей свойственны различные стилевые концепции: и лирико-эпические, и лирико-романтичес-кие; течения декоративное, ретроспективное и др. Исследователи справедливо говорят, что проб-лема стилей в современном искусстве еще ждет своего теоретического осмысления. Сосущество-вание, взаимопроникновение, взаимообогащение и переработка стилевых направлений в нацио-нальные формы – это процесс очевидный, а, главное, полезный для искусства в целом.

За последнее время, как уже говорилось, стало заметно, как стираются границы между жанра-ми, сближаются и виды искусства. Это вообще особенность нашего времени. Уже замечено крити-ками, что игровое кино использует приемы документального, музыкальный театр совмещается с драматическим. В изобразительном искусстве стирание границ между жанрами и сближение видов искусства – процесс закономерный, отражающий общий ход развития современной культуры. Не менее активно развивается в эти десятилетия иллюстрация. Она перестает быть собственно иллюс-трацией или, вернее, только иллюстрацией. Художников, как правило, интересует искусство книги в целом как художественного произведения. Художники-иллюстраторы «повествовательного стиля» тоже меняются и меняют свой подход к литературному произведению.

В скульптуре последнего тридцатилетия все большее место – по глубине идеи, по силе и ори-гинальности художественного выражения, занимает архитектурно-скульптурный комплекс, мемо-риал. Начало было положено еще в 40-е годы мемориальным комплексом Вучетича в Трептов-парке в Берлине и памятником Микенаса, воздвигнутым в честь гвардейских полков, погибших при взятии Кенигсбергской крепости.

В 1960-е годы мемориалы воздвигаются на месте лагерей смерти, на месте массовых казней, в честь героической обороны города; как единая композиция-музей, подобно Брестской крепости или памятнику-ансамблю героям Сталинградской битвы на Мамаевом кургане (1963-1967, скуль-птор Вучетич и др.), или же мемориалы на кладбищах, как, например, на Пискаревском в Ленин-граде (1960, скульптор В. Исаева, Р. Таурит и др.). Во всех этих памятниках в соответствии с замыслом и талантом художников по-разному разработаны проблемы синтеза, взаимосвязи скуль-птуры и архитектуры.

Станковая скульптура проходит в основном те же пути, что и станковая живопись этих лет. Она стремится освободиться от парадности и помпезности, патетики и фальши. Скульпторы, как и живописцы, приходят к языку лапидарному, сдержанному, лишенному повествовательности. Еще одна важная характерная черта – постоянное совершенствование художественного мастерства и, как и в монументальной скульптуре, стремление к разнообразию форм и материалов, от бронзы и кованной меди, до шамота и терракоты.

В тесной связи с архитектурой и архитектурно-декоративной скульптурой развивается декора-тивно-прикладное искусство и дизайн, та сфера прикладного искусства, которая связана исключи-тельно с промышленностью (оформление станков, машин, приборов, предметов быта, витрин
и др.). Вместе с тем взаимоотношениям архитектуры с монументально-декоративно-прикладным искусством еще очень далеко до гармонии.

С середины 50-х годов в архитектуре началась «эра блочного строительства»: важнейшее место занимает типовое жилищное строительство из крупнопанельных блоков и строительство из объемных блоков, то есть сформированных на заводе частей зданий – комнат, кухонь, отдельных элементов лестничных клеток. Архитекторы стремятся найти наиболее конструктивные решения, покончить не только с практикой украшательства, но и со скукой однообразных плоскостей, в результате чего здание, будь то общественное или жилое органически бы вливалось в ансамбль города, не портя его. В последние годы все более сложными становятся «взаимоотношения» архи-тектуры со скульптурой и живописью. Роль монументально-декоративного искусства заметно повышается в общем ансамбле.

Так называемое постсоветское искусство конца II тысячелетия от Рождества Христова укла-дывается в слишком малые временные рамки, чтобы можно было отобрать для (по-возможности) объективно исторической картины какие-либо имена. Лишь временная перспектива ставит все на свои места и позволяет историку искусства сделать правильные выводы и дать верные оценки. Но очертить главные проблемы уже можно.

Отечественное искусство последнего десятилетия достаточно многообразно. За этот период рядом с официальным искусством шел процесс легализации различных неформальных объедине-ний. «Андеграунд» не только вошел в отечественную художественную жизнь, но и стал чуть ли не элитарным видом искусства, о котором говорят «с придыханием», которое еще потребует серь-езной и объективной оценки, как и деятельность многих открывшихся в последнее время художес-твенных галерей (в настоящее время называемых арт-галереями) и множества разных новых худо-жественных изданий.

В наши дни, когда «истаяли прежние точки отсчета и былые кумиры сменяются новыми», сделать это очень сложно, но необходимо. Несомненно, осмысление процесса развития искусства не застраховано от просчетов, ошибок, противоречий, вопрос времени и задача объективной кри-тики разобраться во всем многообразии и сложности искусства современности, «отделить зерна от плевел».



Оглавление
История отечественного искусства.
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Искусство Древней Руси. Древнейший период
Древнерусское искусство X — середины XIII веков
Древнерусское искусство XIII–XV веков
Искусство периода московского «собирания земель»
Древнерусское искусство XVI века
Древнерусское зодчество на пороге Нового времени
Живопись и прикладные искусства XVII века
Русское искусство Петровской эпохи
Искусство середины – второй половины XVIII века
Искусство русского классицизма
Классицизм в русской провинции
Русское искусство первой трети XIХ века
Русский романтизм
Русское искусство второй половины XIХ века
Русское искусство конца XIX – начала XX веков
Советское искусство с 1917 по 1941 годы
Советское искусство периода Великой Отечественной войны
Советское искусство второй половины 1940–1960-х годов
Отечественное искусство 1960–1980-х годов
Все страницы