Древнерусское искусство X — середины XIII веков

В период складывания и расцвета феодализма на Руси (конец X – XVII вв.), искусство форми-ровалось на основе достижений художественной культуры восточнославянских племен и обитав-ших до них на этих землях скифов и сарматов. Естественно, что культура каждого племени и региона имела и свои самобытные черты, и испытывала влияние соседних земель и государств. Особенно ощутимым было влияние Византии с момента принятия Русью христианства (в 988 г.). Вместе с христианством Русь восприняла традиции античной, прежде всего греческой, культуры.

Важно отметить, что русское искусство IX-XVII веков формировалось в столкновении двух укладов – патриархального и феодального и двух религий – язычества и христианства. И, как следы патриархального образа жизни еще долго прослеживались в феодальной Руси, так и язычество напоминало о себе почти во всех видах искусства.

Процесс изживания язычества был стихийным, но все-таки делались попытки скорее укрепить новую религию, сделать ее близкой, доступной людям. Не случайно церкви строились на местах языческих капищ. В церковь проникли элементы народного обожествления природы, а некото-рым святым стали приписывать роль старых богов. Восприняв от Византии христианство, Русь, естественно, восприняла и определенные основы языка культуры. Но эти основы были перерабо-таны и на Руси приобрели свои специфические, глубоко национальные формы. «Мы взяли из Византии Евангелие и традицию», – писал А.С. Пушкин.

Конечно, как всякое искусство эпохи средневековья, искусство Древней Руси следует опреде-ленным канонам, прослеживающимся и в архитектурных формах, и в иконографии – в живо-писи. Созданы были даже образцы – «прориси», «подлинники», лицевые и толковые (в первых показывалось, как надо писать, во вторых это «толковалось», рассказывалось), но и следуя кано-нам, и вопреки им умела проявить себя богатая творческая личность художника. Опираясь на вековые традиции восточноевропейского искусства, русские мастера сумели создать собственное национальное искусство, обогатить европейскую культуру новыми, присущими лишь Руси форма-ми храмов, своеобразными стенными росписями и иконописью, которую не спутаешь с визан-тийской, несмотря на общность иконографии и кажущуюся близость изобразительного языка.

В домонгольскую пору политическим и культурным центром русской земли был Киев – «мать городов русских», как называли его в древности современники, сравнивая по красоте и значи-мости с Константинополем. Росту могущества Киева способствовало его географическое положе-ние на пересечении торговых путей из Скандинавских стран на юг, в Царьград, с запада, из Германии - до Хорезма. При князе Владимире и его сыне Ярославе Киевская Русь стала сильным государством, неизвестным ранее восточным славянам. Русское воинство держало в страхе и византийцев, и хазар. Западные славяне искали с Русью дружбы, германские императоры заклю-чали союзы. Русские князья выдавали своих дочерей замуж за иностранных государей. Так укреп-лялось международное положение Киевской Руси. Помимо Киева большую роль играли такие города, как Чернигов, Полоцк, лежащий в северных истоках пути «из варяг в греки» Новгород.

Рассматриваемый период истории русского искусства был временем блестящего расцвета художественной культуры Древней Руси. Возникнув в кругу восточно- и южноевропейской сред-невековой культуры, традиции которой сложились к тому времени в Византии, древнерусское искусство развило воспринятые от нее опыт каменного зодчества, типологию христианского храма, виды и приемы средневековой живописи — фрески, мозаики, иконописи, книжной миниа-тюры. Оно смогло дать новую жизнь и местным традициям. Древнерусское искусство развивалось в многочисленных городах, выраставших на обширной территории от северо-западных новгород-ских земель до Таманского полуострова. В Киеве, Чернигове, Новгороде, Полоцке и других горо-дах строятся монументальные соборы, возводятся оборонительные и дворцовые каменные соору-жения, создаются многочисленные произведения изобразительного и декоративно-прикладного искусства.

Существование Киевской Руси – важный период в истории славянских и других народов Восточной Европы. Киевская Русь сыграла огромную роль в дальнейшей истории восточных славян. Истоки общности русского, украинского и белорусского народов восходят к этому пери-оду. С этого времени ведет свое начало сознание единства происхождения, историко-культурной и этнической близости, родства и неразрывной связи всех частей возникшего в дальнейшем Россий-ского государства.

Культура Киевской Руси уходит своими корнями в глубины народной культуры славянских племен. В период образования и развития государства она достигла высокого уровня и была обо-гащена влиянием византийской культуры. В результате Киевская Русь встала в ряд передовых по культуре государств своего времени. Средоточием феодальной культуры был город. Грамотность в Киевской Руси была довольно широко распространена среди простого народа, о чем свидетель-ствуют берестяные грамоты и надписи на хозяйственных предметах (на пряслицах, бочках, сосудах и т.д.). Есть сведения о существовании на Руси в это время школ (даже женских).

Вековой опыт восточно-славянских племен в области деревянного зодчества и сооружения укрепленных поселений, жилищ, святилищ, их высокоразвитые ремесленные навыки и традиции художественного творчества были усвоены искусством Киевской Руси. В быстром решении слож-ных идейно-художественных задач, которые возникали в ходе установления феодальных отноше-ний, огромную роль сыграли веяния, которые пришли из-за рубежа (из Византии, балканских и скандинавских стран, Закавказья и Ближнего Востока) с развитием торговых и политических связей. В относительно короткий период расцвета Киевской Руси древнерусские мастера освоили новые для них приемы каменного зодчества, искусство мозаики, фрески, иконописи, книжной миниатюры.

Типы рядовых поселений и жилищ, техника возведения деревянных зданий из горизонтально уложенных бревен еще долго оставались теми же, что и у древних славян. Но уже в IX – начале
Х вв. в некоторых селах появились обширные дворы вотчинников, а в княжеских владениях – деревянные замки (Любеч). Из укрепленных поселков развиваются города-крепости с жилыми домами внутри и с хозяйственными постройками, примыкающими к оборонительному валу (Колодяжненское и Райковецкое городища в Житомирской обл.; города разрушены в 1241).

На торговых путях у слияния рек или у речных излучин из крупных поселений славян вырас-тали города и основывались новые. Они слагались из крепости на холме (детинец, кремль – рези-денция князя и убежище для горожан при нападении врагов), с оборонительным земляным валом, рубленой стеной на нем и со рвом извне, и из посада (порой укрепленного). Улицы посада шли к кремлю (Киев, Псков) или параллельно реке (Новгород), местами имели деревянные мостовые и застраивались в безлесных районах мазанками (Киев, Суздаль), а в лесных – бревенчатыми дома-ми в один - два сруба с сенями (Новгород, Старая Ладога). Жилища богатых горожан состояли из нескольких связанных между собой срубов разной высоты на подклетах, имели башню («повалу-шу»), наружные крыльца и размещались в глубине двора (Новгород). Дворцы в кремлях с сере-дины Х в. имели 2-этажные каменные части, либо башнеобразные (Чернигов), либо с башнями по краям или посередине (Киев). Порой дворцы включали залы площадью более 200 м2 (Киев). Общими для городов Киевской Руси были живописность их силуэта, где доминировал кремль с его красочными дворцами и храмами, сиявшими позолотой кровель и крестов, и органическая связь с окружающим ландшафтом, возникавшая благодаря искусному использованию рельефа местности не только в стратегических, но и в художественных целях.

Со 2-й половины IX в. летописи упоминают деревянные христианские храмы (Киев), число и размеры которых возрастают после крещения Руси. Это были (судя по условным изображениям в рукописях) прямоугольные, восьмигранные или крестообразные в плане постройки с крутой крышей и главкой. Позднее их венчали 5 (церковь Бориса и Глеба в Вышгороде близ Киева,
1020–1026, зодчий Миронег) и даже 13 (деревянный Софийский собор в Новгороде, 989) верхов. Первая в Киеве каменная Десятинная церковь (989–996, разрушена в 1240) упоминается как имеющая 2–5 верхов, однако, скорее всего, здесь имеются в виду все виды сводов. Она была сложена из чередующихся рядов камня и плоского квадратного, кирпича–плинфы на растворе из смеси толченого кирпича с известью (цемянка). В этой же технике кладки возводились появившиеся в XI в. каменные проездные башни в городских укреплениях (Золотые ворота в Киеве), каменные крепостные стены (Переяслав-Хмельницкий, Киево-Печерский монастырь, Старая Ладога – все конца XI – начала XII вв.) и величественные трехнефные (Спасо-Преображенский собор в Чернигове, начат до 1036) и пятинефные (Софийские соборы в Киеве, 1037, Новгороде, 1045–1050, и Полоцке, 1044–1066) храмы с хорами вдоль трех стен для князей и их близких.

Универсальный для зрелого этапа византийского культового строительства тип крестово-купольного храма, по-своему истолкованный древнерусскими зодчими - купола на высоких световых барабанах, плоские ниши (возможно, с фресками) на фасадах, узоры из кирпича в виде крестов, меандра и прочее, - указывает на связь зодчества Киевской Руси с архитектурой Визан-тии, южных славян и Закавказья. В то же время в этих храмах проявляются и своеобразные черты: многоглавие (13 глав Софийского собора в Киеве), ступенчатое расположение сводов и отвечаю-щих им на фасадах ряды полукружий-закомар, паперти-галереи с трех сторон. Ступенчато-пира-мидальная композиция, величавые пропорции и напряженно-медлительный ритм, уравновешен-ность пространства и массы делают архитектуру этих значительных по высоте зданий торжествен-ной и полной сдержанной динамики. Их интерьеры с контрастным переходом от невысоких, зате-ненных хорами боковых нефов к просторной и ярче освещенной подкупольной части среднего нефа, ведущего к главной апсиде, поражают эмоциональной напряженностью и вызывают богатство впечатлений, которые порождаются пространственными членениями и многообразием точек обзора.

Наиболее полно сохранившиеся мозаики и фрески Софийского собора в Киеве (сер. XI в.) исполнены преимущественно византийскими мастерами. Росписи в башнях – полные динамики светские сцены плясок, охот, ристалищ. В изображениях святых, членов великокняжеской семьи движения порой лишь обозначены, позы фронтальны, лица строги. Духовная жизнь передается посредством скупого жеста и широко раскрытых больших глаз, взгляд которых устремлен прямо на зрителя. Это сообщает исключительную напряженность и силу воздействия изображениям, проникнутым высокой духовностью. Монументальным характером исполнения и композиционно они органически связаны с архитектурой собора.

Миниатюра этой эпохи («Остромирово Евангелие», 1056–1057, Публичная библиотека
им. М.Е. Салтыкова-Щедрина, Ленинград) и красочные инициалы рукописных книг отличаются цветовым богатством и тонкостью исполнения. Они напоминают современную им перегородча-тую эмаль, украшавшую виртуозные по исполнению великокняжеские венцы, подвески - колты и другие ювелирные изделия, которыми славились киевские мастера. В этих изделиях и в шиферных монументальных рельефах мотивы славянской и античной мифологии совмещаются с христиан-ской символикой и иконографией, отражая типичное для Средних веков двоеверие, долго удержи-вавшееся в народной среде.

В XI в. получает развитие и иконопись. Произведения киевских мастеров пользовались широ-ким признанием, особенно иконы работы Алимпия, которые вплоть до монголо-татарского нашес-твия служили образцами для иконописцев всех древнерусских княжеств. Однако икон, безого-ворочно относящихся к искусству Киевской Руси, не сохранилось.

Во 2-й половине XI в. на смену княжескому строительству храмов приходит монастырское. В своих крепостях и загородных владениях князья сооружают лишь небольшие церкви (Михайлов-ская божница в Остре (1098), сохранилась в руинах; церковь Спаса на Берестове в Киеве - между 1113 и 1125), а ведущим типом становится трехнефный шестистолпный монастырский собор, более скромный по размерам, чем городские, часто без галерей и с хорами только вдоль западной стены. Его статичный, замкнутый объем, массивные стены, разделенные на узкие части плоскими выступами-лопатками, создают впечатление богатырской мощи и почти аскетической простоты. В Киеве соборы однокупольные, иногда без лестничных башен (Успенский собор Киево-Печерского монастыря, 1073–1078, разрушен в 1941). Новгородские храмы начала XII в. увенчаны тремя купо-лами, один из которых – над лестничной башней (соборы Антониева (заложен в 1117) и Юрьева (начат в 1119) монастырей), или пятью куполами (Николо-Дворищенский собор, заложен в 1113). Величавая простота и мощь архитектуры, органичное слияние башни с основным объемом собора Юрьева монастыря (зодчий Петр), придающее особую цельность его композиции, выделяют этот храм как одно из высших достижений древнерусского зодчества XII в.

В XII в. заметно меняется и стиль живописи. В замечательных мозаиках и фресках Михай-ловского Златоверхого монастыря в Киеве (ок. 1108, собор не сохранился; мозаики и фрагменты фресок, главным образом, в Софийском музее-заповеднике, Киев), выполненных византийскими и древнерусскими художниками, свободней становится композиция, изысканный психологизм обра-зов усиливается живостью движений и индивидуализацией характеристик отдельных святых. Вместе с тем по мере вытеснения мозаики более дешевой и доступной по технике фреской возрас-тает роль местных мастеров, которые в своих работах все больше отходят от канонов византий-ского искусства и в то же время уплощают изображение, усиливают контурное начало. В росписях крещальни Софийского собора и собора Кирилловского монастыря (оба – в Киеве, XII в.) преоб-ладают славянские черты в типах лиц, костюмах, фигуры становятся приземистей, их моделировка цветом сменяется линейной проработкой, краски светлеют, исчезают полутона; образы святых становятся ближе к фольклорным представлениям.

Художественная культура Киевской Руси получила дальнейшее развитие в период феодаль-ной раздробленности в различных древнерусских княжествах, обусловленное особенностями их экономической и политической жизни. Возникает ряд местных школ (владимиро-суздальская, новгородская), сохраняющих генетическую общность с искусством Киевской Руси и некоторое сходство художественно-стилистической эволюции. В местных течениях приднепровских и запад-ных княжеств, северо-восточных и северо-западных земель все сильней дают о себе знать народ-ные поэтические представления. Выразительные возможности искусства расширяются, но слабеет пафос величавой формы. Высокие достижения искусства Киевской Руси, явившиеся вкладом в мировую историю культуры, служили для местных течений, а затем для русского, украинского и белорусского искусства, критерием художественного вкуса и образцом, к которому они неодно-кратно обращались как к источнику вдохновения и подражания.



Оглавление
История отечественного искусства.
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Искусство Древней Руси. Древнейший период
Древнерусское искусство X — середины XIII веков
Древнерусское искусство XIII–XV веков
Искусство периода московского «собирания земель»
Древнерусское искусство XVI века
Древнерусское зодчество на пороге Нового времени
Живопись и прикладные искусства XVII века
Русское искусство Петровской эпохи
Искусство середины – второй половины XVIII века
Искусство русского классицизма
Классицизм в русской провинции
Русское искусство первой трети XIХ века
Русский романтизм
Русское искусство второй половины XIХ века
Русское искусство конца XIX – начала XX веков
Советское искусство с 1917 по 1941 годы
Советское искусство периода Великой Отечественной войны
Советское искусство второй половины 1940–1960-х годов
Отечественное искусство 1960–1980-х годов
Все страницы