Грузия и ее политические течения в XIX веке

С присоединением Грузии к России прекратилось независимое существование грузинских царств и княжеств, Грузия утратила многовековую государственность, вопреки желанию и воле местных правящих кругов, да и всего народа. Именно это и послужило причиной тех восстаний, что имели место в первой половине XIX в. в различных областях Грузии и носили явно анти-русский характер.

С другой стороны, вопреки колониальной политике российского правительства, присоедине-ние к России имело для Грузии объективно и положительное значение: она оказалась огражденной от постоянных вражеских нашествий, в Грузии наступил мир, способствовавший хозяйственному прогрессу и размножению грузинского населения; было наконец-то прорвано окружение, в течение трех столетий изолировавшее Грузию от передового цивилизованного мира, она верну-лась на путь европейского развития. В пределах Российской империи Грузия объединилась, прак-тически почти полностью была восстановлена ее территориальная целостность; более того, в течение первого тридцатилетия XIX в. к Грузии присоединились отторгнутые ранее Турцией земли — Черноморское побережье, кроме Аджарии, и области бывшего Самцхийского княжества. Позже, уже в конце 70-х годов, в результате русско-турецкой войны 1877-1878 гг., к владениям России были присоединены Батумская, Карская и Артвинская области; таким образом, с Грузией воссоединилась и ее исконная составная часть — Аджария. Объединение грузинских земель способствовало дальнейшей консолидации грузинского народа. Нельзя не отметить, что русская демократическая культура благотворно влияла на развитие грузинской культуры, и через Россию Грузия вновь приобщилась к достижениям европейской культуры, которые были для нее недо-сягаемы в течение длительного времени.

Но с присоединением к России Грузия оказалась включенной в колониальную систему Российской империи. Усилился гнет трудового народа, новые налоги и повинности тяжким бреме-нем легли на его плечи. Русская администрация с ее незнакомым для народа языком, полным игнорированием местных обычаев и традиций, делала жизнь народа еще более невыносимой. Но самым опасным было планомерное стремление русского правительства русифицировать страну, искоренить грузинский язык, уничтожить грузинскую культуру; это вело народ к вырождению, утрате национальной самобытности, в конечном результате, к полной ассимиляции с русскими. Русификаторская политика различными методами и с различной интенсивностью осуществлялась на всем протяжении аннексии Грузии.

Одним из первых мероприятий в этом направлении было упразднение самостоятельности грузинской церкви, которая всегда являлась оплотом национального единства и независимости грузинского народа. Был ликвидирован престол католикоса-патриарха всея Грузии, а грузинская церковь преобразована в экзархат российского Синода, главу которого назначали из России. Что могло быть более незаконным — церковь, обретшая автокефалию уже в V в., попадала в подчи-нение церкви, возникшей лишь в конце Х в.?! Из грузинской церкви изгоняются грузинский язык и многовековые грузинские традиции; в Россию вывозились исторические архивы и церковные ценности, со стен храмов соскабливалась грузинская стенная живопись, национальная самобыт-ность которой была объявлена ересью; практически все церкви Грузии были побелены изнутри.

Царизм использовал церковь и в целях колонизации окраинных районов Грузии, противо-поставляя грузинам тамошнее негрузинское население — абхазов и осетин. Обещая этим народам введение богослужения на их родном языке, создание для них собственной письменности, русские церковники добивались того, что они отказывались от грузинского богослужения и языка, взамен которого вводилось богослужение не на местном, а на русском языке. В Абхазии царизм достиг определенных успехов в деле русификации местной церкви.

Весьма своеобразную политику осуществляла русская церковь в отношении грузин-мусуль-ман. Казалось бы после присоединения областей бывшего Самцхийского княжества русская церковь должна была способствовать возрождению здесь христианства и грузинского самосозна-ния, но поскольку возвращение грузин-мусульман к христианству, а тем более их обрусение оказалось сопряженным с большими трудностями, русская церковь и администрация предпочли вообще отделаться от этого населения. Они выселяли грузин-мусульман в Турцию, а вместо них заселяли исконно грузинские земли русскими сектантами, армянами и даже курдами. Так искоре-нялись в Южной Грузии грузинская культура и грузинское самосознание.

Установление в Грузии русского колониального управления оказалось неприемлемым для всех слоев населения Грузии, что нашло выражение в многочисленных заговорах и восстаниях против русского самодержавия. Первый заговор был раскрыт уже в 1802 г. Затем последовало восстание в горных областях Восточной Грузии (1804); в 1812 г. вспыхнуло восстание в Кахети; в 1819-1820 гг. восстали Имерети и Гурия. Наконец в 1832 г. был раскрыт обширный заговор, в котором участвовали представители царской семьи, высшего дворянства, интеллигенции. Следует отметить, что программа и состав заговорщиков не были однородными. Особенно примечательно, что одна часть участников заговора 1832 г. была привержена передовым демократическим идеям эпохи, ставила даже целью установление в Грузии республиканского строя и живо откликалась на развернувшееся в то время в Европе национально-освободительное движение малых народов.

Однако все эти антирусские движения довольно легко подавляются. Грузия прочно входила в систему Российской империи как одна из ее составных частей. Здесь происходили те же соци-альные, экономические и политические процессы, что и во всей империи. Колониальный гнет все более усиливался, продолжалась политика русификации; не принесли народу облегчения и крес-тьянская реформа 1861 г. (отмена крепостного права) и другие буржуазные реформы.

Однако в Грузии нашлись силы, способные противостоять реакционной колонизаторской политике русского царизма, они смогли разбудить в народе дремлющее национальное самосозна-ние, сплотить его и спасти от вырождения. Еще в 40-50-х годах XIX в. прогрессивные деятели Димитрий Кипиани и епископ Габриэл подняли голос против русификаторской политики, осуществляемой администрацией и церковью; они как бы подготовили почву для бурной и плодотворной деятельности блестящей плеяды, возглавившей после 60-х годов общественно-политическое движение в Грузии. Это были т.н. «Тергдалеули» (букв. «Испившие воды Терека»). Название это было дано группе молодежи, получившей образование в России. Возглавил движе-ние замечательный писатель и общественный деятель, признанный вождь и духовный отец народа Илия Чавчавадзе (1837-1907). Трудно назвать в общественной и культурной жизни Грузин второй половины XIX в. и начала XX в. какое-либо начинание, которое бы не возглавлял или в котором активно не участвовал И. Чавчавадзе. К группе лидеров «Тергдалеули» принадлежали блестящий поэт и ближайший соратник И. Чавчавадзе Акакий Церетели, публицист и общественный деятель европейского масштаба Нико Николадзе, публицисты Сергей Месхи и Георгий Церетели, осново-положник грузинской педагогики Яков Гогебашвили и др. Приобщившиеся к революционно-демократическим идеям России, продолжая традиции грузинского патриотического движения, «Тергдалеули» явились подлинными просветителями своего народа, борцами против социального и национального угнетения. Своей первоочередной задачей они ставили сплочение всех слоев народа в борьбе за свободу и национальную независимость. Вместе с тем деятельность И. Чавча-вадзе и его соратников была направлена на возрождение и дальнейшее развитие грузинской культуры, в первую очередь, литературы. Предметом особой заботы становится распространение грамотности среди грузин, укрепление позиций грузинского языка, развитие грузинской публи-цистики, театра, историографии, выявление, охрана и изучение памятников древности — «Тергда-леули» возродили национальное самосознание, спасли народ от вырождения. В 80-х годах на арене общественной жизни появляются новые талантливые деятели в лице замечательного поэта и мыслителя Важа Пшавела, писателя Александра Казбеги, известного переводчика и обществен-ного деятеля Ивана Мачабели и др. Они достойно продолжали дело грузинских шестидесятников; к ним со временем присоединились представители нового поколения, идеалом которых являлась свободная отчизна.

Вместе с тем, с 70-х годов XIX в. в Грузии возникают и другие общественные и политические течения. Так, большой популярностью пользуется народничество, а с 90-х годов сюда проникает марксизм, и создаются первые марксистские кружки. Грузинские марксисты не поддерживали национально-освободительное движение, выдвигая на первый план противоречия между рабочим классом и капиталистами, т.е. социальную борьбу.



Оглавление
Присоединение Грузии к России и уроки Новейшей истории
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Внутренняя и внешняя политика Грузии в 50-70 гг. XVIII века
Социально-экономическое положение Грузии во второй половине XVIII века
Объединение Восточной Грузии с Россией
Грузинская культура во второй половине XVIII века
Письменность Грузии
Восточная Грузия в первой половине XIX века
Присоединение к России Западной и Южной Грузии
Грузия и ее политические течения в XIX веке
Развитие Грузии в начале XX столетия
Хроника событий в Новейшей истории Грузии
Все страницы