Кризис лидерства и дееспособности партий

Как бы то ни было, кризис партийно-политической системы (а с ним и парламентской демократии в России) налицо, и с этим надо что-то делать.

Во-первых, мы наблюдаем кризис партийного лидерства. Фактически у нас привились четыре типа лидерских структур, каждый из которых несет в себе больше внутренних изъянов, чем достоинств:

  • «Партии одного лидера» (ЛДПР, «Яблоко») слабы именно тем, что, лишившись вождя, лишатся главного электорального ресурса.

  • «Партии рыхлого лидерства» (каким был СПС) неэффективны в ситуации острой конкуренции, так как их реакция на меняющуюся электоральную конъюнктуру невнятна и хаотична.

  • «Партия фиктивного лидерства» (как управляемая извне «Единая Россия») вообще не является партией в собственном смысле слова, до сих пор оставаясь «проекцией» Администрации Президента, причем не настолько линейной и четкой, чтобы избавить своих кураторов от необходимости исправлять последствия неискусных действий исполнителей. Достаточно сказать, что эту работу порой приходится выполнять лично Президенту.

  • «Партии инерционного лидерства» (к примеру, КПРФ Г. Зюганова) обречены на распад, надвигающийся на крупное, но инертное туловище со стороны быстро разлагающейся головы.

Во-вторых, налицо кризис дееспособности партий. Он порожден болезненной, противоес­тественной альтернативой, которой структурировано партийное поле. «Единороссы» находятся не у власти, а всего лишь при власти, не будучи наделены реальными полномочиями. Другие партии находятся в хронической и при этом относительно комфортной оппозиции власти, полагая этот статус своим главным определением. Ни КПРФ, ни тем более ЛДПР не желают реально определять курс страны и нести за это ответственность. В этой связи вырождение партийных принципов в демагогическую беспринципность предопределено. Политическая робость, отпечатавшаяся на лицах этих партий, делает их в глазах власти скорее законной добычей, чем уважаемым соперником. А избиратели уже вынесли свои оценки.

В-третьих, результаты декабрьских выборов в Государственную Думу наглядно выявили кризис доверия к партийным институтам. Это, разумеется, касается проигравших, но также и победителя. Основным партийным ресурсом «Единой России» был Президент, который в партии не состоит, так что избиратели выразили доверие ему, а не структуре, пропагандистски ассоциированной с В. Путиным.

Таким образом, ситуация, когда:

  1. избиратели выражают недоверие проигравшим «оппозиционным» силам, оставшимся в явном меньшинстве;

  2. партия-победитель является временным инструментом Администрации главы государства, к ней даже не принадлежащего;

  3. одномандатники входят в партийные фракции, главным образом в «Единую Россию», является концом действующей парламентской модели. Ведь собравшиеся в парламенте партии либо представляют меньшинство, либо ничего не представляют из себя. А если так, действующая модель остро нуждается в коррективах.



Оглавление
Новая избирательная система в России
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Сопоставление различных систем выборов, положение партий в новых условиях
Курс Кремля на усиление гражданского общества, реальные трудности
Два смысла слова «государство»
Причины слабости авторитарно-бюрократической системы
Актуальность задач власти, их решение
Институты гражданского общества – потенциальные партнеры власти
Задачи партий как гражданского института
Авторитет политических партий
Кризис лидерства и дееспособности партий
Изменение модели выборов: аргументы в пользу пропорциональной системы
Механизмы выхода из застоя партийно-политической системы
ДОКУМЕНТЫ ПО ПРОБЛЕМАМ РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В СТРУКТУРЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
Все страницы