Восточно-буддийская субэтносистема

Парадоксальным элементом Центрального региона России является периферия восточно-буддийской цивилизации. Сама же восточно-буддийская субэтносистема территориально крайне отдалена от центрального ядра. Учитывая современный инфраструктурный разрыв, периферия восточно-буддийской цивилизации является активным объектом воздействия со стороны генеративно-политических центров восточно-буддийской цивилизации. Российские ареалы этой периферии представлены такими субъектами федерации (и этноэлементами), как Хакасия, часть Алтая, Тува, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ. Республика Бурятия и Агинский Бурятский автономный округ.

Хотя административные границы и очерчены, они не совпадают с ареалом проживания соответствующих этносов и народностей и в связи с этим представляются нам весьма опасными. Не являясь территориально-компактными, они постепенно искусственно загоняются в строго очерченные территориальные рамки. Это усиливает этнократические тенденции. Например, в Республике Бурятия Народный хурал (законодательный орган) принял решение о введении бурятского языка наряду с русским в качестве официального и государственного.

На первом этапе подобные акции кажутся вполне безобидными. Но именно с этого начинались известные события в Латвии, где 700 тыс. людей оказались «негражданами». Может быть, равнение и не совсем корректное, поскольку формально Латвия являлся независимым государством. Однако механизм гнократизации во многом одинаков. В той же Бурятии постепенно с государственных должностей, из руководящего звена промышленных предприятий начинают вытесняться русские, т.е. этнодоминанта. Как мы уже убедились на примерах других этнополитических образований, подобная тенденция приводит к тому, что на роль этнодоминанты начинает претендовать наиболее сильная и довольно многочисленная этническая группа.

Применительно к российскому ареалу ВБЦ на эту роль явно начинают претендовать буряты. По данным переписи 1989 г., их численность не превышает 430 тыс. человек. При этом наблюдается заметный естественный прирост населения данной этнической группы. Учитывая оба эти фактора (вытеснение русского населения и естественный прирост бурятского населения, претендующего на роль этнодоминанты), ситуация будет усугубляться еще и тем, что в последние годы связи указанного региона с Китаем, Южной Кореей и Японией растут быстрее, чем с центральным ядром России. Это не только активное духовное проникновение (строительство буддийских храмов, распространение соответствующей литературы и т.д.), но и стремление сопредельных государств экономически привязать к себе российско-буддийский ареал.

Материалы исследований (август 1994 г.) позволяют выявить следующие тенденции развития указанного региона:

1) к этнократическому самообособлению;

2) к разрыву экономических, этнокультурных и духовных связей с Центральным регионом России и одновременному укреплению аналогичных связей с генеративно-политическими центрами зарубежной ВБЦ. Одним из качеств ВБЦ является этнопоглощение. На первом этапе роль этнодоминанты попытаются выполнить буряты. Затем, разорвав связи с собственной этносистемой, такую роль постепенно возьмут на себя китайцы (только за последние два года их численность здесь увеличилась в несколько раз). Китайские колонии корпоративны и вживаются в российско-буддийскую субэтносистему плавно и почти незаметно;

3) к выбросу на рынок региона огромного количества дешевых китайских товаров самого различного назначения (детские игрушки, электроника и т.д.). Китай располагает значительной производственно-технологической базой стрелкового и иного оружия советского производства. Криминальные преступные группировки в Бурятии, Туве и ряде других регионов вооружаются оружием китайского производства. Это придает криминальным структурам своеобразную этнокультурную окраску, что не может не вызывать тревогу;

4) ряд этноэлементов вообще выступает в гротескном виде. Например, Алтай, обладая статусом самостоятельного субъекта федерации «республиканского типа», стремится создать все необходимые атрибуты государственности: президент, парламент, многочисленные управлен-ческие структуры, служба безопасности и т.д. При крайней малочисленности населения это приводит к тому, что каждый десятый алтаец является государственным служащим. «Все управляют, и никто не работает» — такой парадокс не случаен. Он обусловлен гипертрофирован-ным государственно-правовым статусом по этнонациональному признаку;

5) учитывая подобную тенденцию, русские, украинцы, белорусы, представители других наций и народностей, проживающие на территории указанных регионов, постепенно превратятся в «национальные меньшинства» при абсолютном численном превосходстве, т.е. большинстве. Такие перекосы, как показывает опыт многих стран Азии, Африки, Юго-Восточной Азии, в том числе Китая, — прямой путь к кровопролитным конфликтам. К счастью, это еще не вылилось в вооруженные столкновения, но не следует забывать, что такое национально-государственное устройство не соответствует традициям российской государственности и разрушает провозглашенный российский федерализм.

Кроме указанных моментов надо отметить и еще одну общую тенденцию: малые национально-государственные образования превращаются в очаги распространения коррупции и места отмывания средств, нажитых преступным путем. Под лозунгом национального суверенитета эти этноанклавы пытаются самообособиться экономически. Во вновь испеченных «независимых» банках и оседают такие средства. К этому необходимо добавить, что руководство подобных образований, якобы с целью экономического подъема «выбивает» разрешения на создание на своей территории так называемых свободных экономических зон. Так, многие фирмы-однодневки, которые действовали на Сахалине и Камчатке, были зарегистрированы в «свободной экономической зоне» Калмыкии. Естественно, это позволяет вполне легально не платить федеральные налоги и постепенно разрушать единое экономическое пространство страны, крайне дисбалансируя российскую этносистему в целом.

В этой ситуации целесообразно провести тщательную этнологическую и государственно-правовую экспертизу, материалы которой представить на рассмотрение законодательной и исполнительной власти РФ. При достаточной аргументации это может стать основой для нового крупного административно-экономического районирования при одновременном снижении этно-кратического аспекта в построении российской государственности.



Оглавление
Субэтносистемы и их динамика
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
СУБЭТНОСИСТЕМЫ И ИХ ДИНАМИКА
Центральное ядро России
Северо-языческая субэтносистема
Восточно-буддийская субэтносистема
Кавказская и среднеазиатская субэтносистемы
Геоатомное строение кавказской и среднеазиатской субэтносистем
Предложения к власть имущим и власть неимущим
Западно-христианская субэтносистема
Соотношение
Перспективы
Вместо заключения
Все страницы