Центральное ядро России

Центральное ядро России — наиболее многонациональная часть страны, что еще раз доказывает факт этносистемности российской государственности. В этом регионе проживает свыше 200 наций, народностей, этносов и этнических групп. Он слабо очерчен геополитически. Иначе и быть не может, в связи с тем, что Центральный регион — объединяющая часть системы в целом. При попытке его обособления неизбежно не только разрушение этносистемы, но и образование некой «русской республики» с «удельными княжествами» вокруг Москвы и некоторых других российских городов. В последнее время идея создания «русской республики» муссируется различными политическими силами. Более опасной идеи, с точки зрения территориальной целостности страны, трудно придумать. Когда в 1992 г. Россия обрела независимость от собственной органической периферии, кризисные, кровопролитные последствия не заставили себя долго ждать. Тенденция к «независимости от самой себя» наблюдается и в современной России. Она проявляется не только на Северном Кавказе, но и в Сибири, на Дальнем Востоке, во многих других регионах. Анализ центрального ядра России, с точки зрения его роли в генезисе российской государственности, представляется чрезвычайно важным.

Основоположники научной геополитологии - Хаусхоффер и Маккиндер - назвали Центральный регион России «сердцем Земли» (Heartland). При этом они подчеркивали, что тот, кто владеет этим «сердцем», тот владеет миром. Эта формула неоднократно повторяется в различных исследованиях их последователей.

В чем причины такого значения Центральной России? Почему с XVIII в. ей отводится системообразующая роль? Постараемся, с учетом конкретных геополитических и этнополити-ческих реалий, исследовать это положение.

Центральное ядро России географически охватывает район, ограниченный с запада поясом западно-христианских и восточно-христианских государств, с юго-запада — полуостровом Крым, побережьем Черного моря, с северо-запада — Североморским побережьем (Северодвинск, Архангельск, Мурманск), с юга — Кавказом, наконец, с востока — Уралом. Центральный регион включает в себя дихотомию столиц (Москва - Санкт-Петербург).

Если внимательно проанализировать исторически сложившуюся инфраструктуру, то получается, что геометрическим центром Центральной России практически окажется Москва.
В горизонтально-цивилизационном аспекте геоцентр через многочисленные таксоны связан с каждой из реально существующих горизонтальных цивилизаций (включая «скрытую»). Так, западная его часть через межцивилизационную зону органически связана с западно-христианской цивилизацией, северная часть — с языческой, южная — с восточно-исламской, юго-восточная часть выходит непосредственно на восточно-буддийскую цивилизацию, которая представлена здесь таким геополитическим элементом, как Калмыкия. Суть восточно-христианской цивилизации заключается в бесконфликтном взаимодействии не только с очень значительным числом наций и народностей, но и со всеми существующими горизонтальными цивилизациями. Именно в этом и заключается суть этногенеза и существования Восточно-Христианской православной цивилизации.

В полном объеме в Центральной России представлена и «скрытая» цивилизация, причем в последние два десятилетия она имеет достаточно отчетливую тенденцию к усилению своих позиций и прежде всего в политической сфере. В принципе, наличие и функционирование «скрытой» цивилизации закономерно и нормально. Но, как в любом этнополитическом процессе, здесь имеется некая планка достаточности. Если этнократизация отдельных субъектов федерации (например, Чечни, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Дагестана) относительно локальна, то этнократизация «скрытой» цивилизации — глобальна, поскольку представлена во всех существующих горизонтальных цивилизациях. Когда «скрытая» цивилизация представлена в «нормальных» пропорциях, она выполняет исключительно важную функцию, связывая различные цивилизации, налаживая межцивилизационное взаимодействие. Когда эта «норма» превышает некую планку достаточности, то с ней происходит то же самое, что и с любой другой этнокорпорацией. Она замыкается, превращается в своеобразную «политическую секту», активно начинает играть на межэтнических и межцивилизационных противоречиях, тем самым их стимулируя.

В настоящее время в Москве и сопредельных регионах наблюдается тенденция к усилению в геометрической прогрессии различных центров, политических движений, представительств, учебных заведений, связанных со «скрытой» цивилизацией. Такая тенденция, на наш взгляд, представляет непосредственную угрозу как строительству новой российской государственности, так и самой восточно-христианской цивилизации.

В этнополитическом плане Центральный регион России — классическая иллюстрация этносистемы, или этносистемности, как важнейшей характеристики Восточно-Христианской (православной) цивилизации в целом.

Первая попытка вестернизации России[3], связанная с деятельностью Петра I, породила любопытный геополитический феномен, который выразился в появлении второй столицы и таксона в виде геополитическо-инфраструктурной артерии Санкт-Петербург - Москва. От Москвы как геоэтнополитического генератора расходятся кольца (волны), которые четко определяются, начиная с первого кремлевского кольца и заканчивая последним, внешним, проходящим через Архангельск, Новосибирск, Грозный и т.д.

В то же время, как уже отмечалось, центральное ядро связано с горизонтальными цивилизациями. Растянутость его на Восток является не столько естественно-географическим фактором, сколько фактором, который замедляет этнополитические процессы в восточной части страны по сравнению с западной. В результате степень этносистемности уменьшается в восточной части, что превращает ее в весьма уязвимый ареал. Данный феномен иногда называют «геополитическими пустотами». Хотя это не совсем точно, поскольку здесь скорее имеет место конкретная фаза вертикально-цивилизационного развития данного ареала.

С вертикально-технотронной точки зрения, данный регион охватывает более половины промышленного и сырьевого потенциала страны. Поэтому применение в этом регионе принципа национально-территориального самоопределения ничего, кроме конфликтных ситуаций, не породит. Иллюстрацией этого являются многочисленные коллизии, возникающие между микронациональными субъектами федерации и соответствующими крупными административно-территориальными единицами, куда входят эти микроэлементы.

Москву можно сравнить с историческими часами, которые показывают, какая горизонтальная цивилизация в данный момент превалирует в России. Это обусловлено тем, что разные периоды становления российской государственности охватывали и синтезировали различные этноцивили-зационные ареалы. С философской точки зрения, это явление раскрыл И.А. Ильин в своей знаменитой работе «Аксиомы религиозного опыта» (т. 1-2, Париж-Москва, 1993).

Проблемам межцивилизационного взаимодействия посвящено немало интересных исследований как в России, так и за рубежом. Известное и извечное противостояние славянофилов и западников в настоящее время приобретает особое очертание, выходящее далеко за его традиционное значение. Сведение всех проблем только к дихотомии столиц - очень большое упрощение. Конец XX в. «спрессовал» этногеополитическое пространство и поставил проблему более конкретно и во всех ее видах, т.е. применительно ко всем существующим цивилизациям, а не только к западно-христианской. В последнее десятилетие в эти процессы началось технотронное вмешательство, что вносит определенные отклонения от естественных этноцивилизационных закономерностей. В этот период стала отчетливо проявляться тенденция к навязыванию стереопсихотипа одной цивилизации другой. Наиболее рельефно это проявляется в попытках «трансплантанции» западного варианта развития другим цивилизациям и конкретным геополитическим регионам. Такие же попытки предпринимались и со стороны других горизонтальных цивилизаций, особенно восточно-буддийской. Только осуществляется это менее навязчиво, а главное — другими методами и в других формах.

Такой характер межцивилизационного взаимодействия задевает «цивилизационный» иммунитет, а конкретнее — национальный и этнический иммунитеты, или инстинкты самосохранения. Российская государственность (в данном случае федерализм) должна строиться таким образом, чтобы в минимальной степени задевать национальные и этнические иммунитеты и инстинкты самосохранения. В этом плане центральный регион России как раз дает пример фактической реализации этого тезиса, хотя, конечно, и здесь существует немало проблем.

С точки зрения субъектов федерации, Центральный регион (его естественный геополитический состав) разбит на неравноправные, неравноценные «куски» — города, области, края и национальные республики, т.е. этногеополитически он никак не коррелируется со своим естественным составом. Хотя именно центральное ядро России, его естественное этногеополи-тическое положение и свойства во многом породили феномен этносистемности России.

Центральный регион наиболее этносистемный по сравнению со всеми остальными этносоциоэлементами России. В настоящее время просматривается следующая тенденция. В силу превалирования западных геодуховных ценностей, которые активно внедряются в современную Россию, Центральный регион начинает смещаться в сторону западно-христианской цивилиза-ции. В этом регионе представлены все этноэлементы не только ядра, но и в определенной степени периферии, практически всех существующих горизонтальных цивилизаций. В этносистемном виде они не представляют опасности для российской государственности, более того, являются непременным условием ее формирования. Однако в случае их обособления, придания им гипертрофированного культурно-цивилизационного и государственно-правового статуса горизонтальные цивилизации станут разрушителями российской государственности.

Если внимательно посмотреть на геоэтническую структуру Центрального региона, то обнаруживается, что секторально он представлен следующим образом: северная его часть —обширными российскими североязыческими ареалами (часть Карелии, Ямало-Ненецкий автономный округ и др.); юго-восточная — Татарстаном, Башкортостаном, т.е. тюрко-ориентированной российской периферией; южная часть— Калмыкией, Кавказской СЭС, также принадлежащей к дальней периферии исламской цивилизации; на западе и северо-западе — соответственно российским ареалом ЗХЦ.

Современное административно-территориально-национальное деление Центрального региона имеет те же недостатки, что и остальная часть России. Налицо абсолютно некорректное смешение понятий и их реализации в области государственно-правового статуса и национально-культурной автономии. Многочисленные коллизии федерального центра с национально-территориальными образованиями, особенно когда последние выступают в анклавной форме, показывают, что этнополитический аспект является не только деликатным, но и весьма острым фактором. Целесообразно укрупнить национально-территориальные образования, сократить их количество, а главное - трансформировать многочисленные горизонтальные договоры между соответствую-щими субъектами федерации, областями, городами в систему экономически целесообразных и жестких связей. Этому будет объективно способствовать феномен этносистемности России, особенно ее Центрального региона. Именно этот обширный регион должен вновь стать «генератором-объединителем» различных субъектов федерации. Но прежде чем Центральный регион начнет выполнять эту исторически-генетическую функцию, он сам должен быть этногенетически отстроен. Это предполагает:

- наибольшую полиэтничную этносистемность, т.е. уравнение в правах всех субъектов федерации вне зависимости от их титульных национальностей;

- целесообразности разделения города и области как самостоятельных субъектов федерации. Москва и Санкт-Петербург с их областями должны быть едиными субъектами федерации;

- отказ в точках соединения этносистемы от «национально окрашенных» административных границ, что позволит снизить конфликтность в этих районах;

- ликвидацию крена в области национально-государственного строительства в сторону западно-христианского ареала;

- внедрение достаточно простых тезисов: «органическое единство системы — единственный путь к ее выживанию», «системная целостность функциональна только тогда, когда она едина».

Выбросив один этноэлемент либо придав ему несвойственные функции (например, гипертрофированный статус национального субъекта), система начинает давать сбои. Это особенно относится к Центральному региону России, так как он является ядром всей российской этносистемы.



Оглавление
Субэтносистемы и их динамика
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
СУБЭТНОСИСТЕМЫ И ИХ ДИНАМИКА
Центральное ядро России
Северо-языческая субэтносистема
Восточно-буддийская субэтносистема
Кавказская и среднеазиатская субэтносистемы
Геоатомное строение кавказской и среднеазиатской субэтносистем
Предложения к власть имущим и власть неимущим
Западно-христианская субэтносистема
Соотношение
Перспективы
Вместо заключения
Все страницы