СУБЭТНОСИСТЕМЫ И ИХ ДИНАМИКА

В первом пособии рассмотрена общая структура и изложена теория этносистемы. Однако для анализа вполне конкретных проблем строительства российской государственности необходимо более подробно рассмотреть внутреннюю структуру единой этносистемы и составляющих ее элементов. В целом российская этносистема состоит из центрального звена и субэтносистем — российской западно-христианской, российской северо-языческой, элементов российской буддийской, российской среднеазиатской и, наконец, кавказской.

Субэтносистема принципиально отличается от этносистемы по следующим параметрам:

1) она не может существовать автономно, вне общей системы;

2) она начинает разрушаться без этнодоминанты (применительно к нашему исследованию - русских). На роль этнодоминанты начинают претендовать различные титульные нации, которые в силу их внутренней структуры эту роль выполнять не могут. Например, в Кавказском регионе на такую роль в настоящее время претендуют вайнахи (чеченцы и ингуши), но такие же основания имеют различные дагестанские этносы (лакцы, аварцы), что неизбежно порождает конфликтную ситуацию, не позволяющую выстроить нормальные этногеополитические отношения. Типичен пример Грузии, где кроме грузин на роль этнодоминанты могут претендовать аджарцы, абхазы
и др. Такая же ситуация наблюдается в Азербайджане, где в результате аналогичных процессов Ленкоранский район практически отрезан от страны. Таким же образом возникла проблема Нагорного Карабаха, где столкнулись два претендента на этнодоминанту: армяне и азербайджанцы. В Западно-христианском ареале в результате действия подобного механизма, но, конечно, со своей спецификой, появилась так называемая Приднестровская Молдавская республика. В результате претензий на роль доминанты происходит обособление такого субъекта РФ, как Саха (Якутия). Такие же явления наблюдаются в Бурятии и Калмыкии. Гражданская война в Таджикистане во многом обусловлена потерей и вытеснением этнодоминанты (русских), что породило региональный сепаратизм (ленинабадская и кулябская группировки), а также конфессиональную обособленность Горно-Бадахшанской автономной области (замыкающейся на Ага-хана IV в Пакистане);

3) титульная нация не является нацией большинства, а в некоторых регионах она составляет меньшинство населения. Ее претензии на системообразующую роль приводят к узкому этнократизму, который является конфликтным по определению, так как другие нации и народности превращаются в «национальное меньшинство», причем притесняемое;

4) вертикально-цивилизационный уровень развития субэтнодоминанты не позволяет ей выполнить системообразующую роль;

5) как правило, субэтнодоминанта не обладает широким диапазоном этновалентности, что не «притягивает» другие этносы и народности, а «отталкивает» их, порождая межэтнические и межнациональные конфликты (не случайно Кавказская война в XIX в. закончилась «русским арбитражем»;

6) формирование этносистемы занимает вполне определенный и значительный исторический период времени. Согласно концепции Гумилева, это 1500 лет. На наш взгляд, дело даже не в хронологическом диапазоне, а в количестве поколений, которые постепенно уживались друг с другом. По нашим расчетам, этносистема формируется в течение жизни 12-20 поколений. Только после этого она будет функционировать как единый этнополитический механизм. В российских условиях предоставление субэтносистеме статуса гипертрофированного субъекта федерации (Чечня, Татарстан, Башкортостан, Калмыкия и др.) за исторически мгновенный период неизбежно будет порождать различного рода конфликты и коллизии: от государственно-правовых до межэтнических и межклановых;

7) каждая субэтносистема включает в себя представителей всей этносистемы в качестве коренных жителей. Поэтому при придании одной из таких групп полугосударственного статуса межэтнические конфликты становятся многосторонними и малоуправляемыми;

8) неадекватность государственного строительства проверяется одним очень важным критерием - наличием либо отсутствием объемных неконтролируемых миграционных процессов. В настоящее время мы являемся свидетелями мощных миграционных потоков (свыше
5 млн человек), направленных от периферии к центру. Это свидетельствует о дисбалансе этносистемы в целом.

Прежде чем дать анализ конкретных субэтносистем, которые представляют собой иерархичную совокупность геоатомов, необходимо сделать ряд предварительных замечаний.

Во-первых, существующее административно-территориальное[1] и административно-национальное деление[2] далеко не всегда отражает исторически сложившуюся этнополитическую структуру России, да и не может отражать, поскольку геополитически ряд органически неотъемлемых частей ее территории искусственно отрезан.

Во-вторых, с научно-практической точки зрения нас интересуют те внутренние связи, которые и объединяют обширное геополитическое пространство в такое понятие, как Россия,
т.е. внутримолекулярные, межатомные связи в их конкретном проявлении.

В-третьих, далеко не все эти связи юридически оформлены, многие из них вообще скрыты от исследователя.

В-четвертых, отдельные геоатомы (например, Северный Кавказ) превратились в радиоактивные, в источник постоянных «этновыбросов», а их внутренние свойства меняются, так как этноядерная реакция продолжается.

В-пятых, роль каждого геоатома определяется его геополитическим положением и этнополитическими свойствами. В силу универсализации геополитической модели они оказываются скрытыми, загнанными вглубь, что чрезвычайно опасно и искажает реальную модель системы.

В-шестых, экономический детерминизм определенных политических действий не учитывает скрытой энергии этносоциоядерных процессов, что может дать вспышки межнациональных конфликтов там, где их совсем не ждали.



Оглавление
Субэтносистемы и их динамика
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
СУБЭТНОСИСТЕМЫ И ИХ ДИНАМИКА
Центральное ядро России
Северо-языческая субэтносистема
Восточно-буддийская субэтносистема
Кавказская и среднеазиатская субэтносистемы
Геоатомное строение кавказской и среднеазиатской субэтносистем
Предложения к власть имущим и власть неимущим
Западно-христианская субэтносистема
Соотношение
Перспективы
Вместо заключения
Все страницы