АРХИТЕКТУРА В РЯДУ ИНЫХ ПЛАСТИЧЕСКИХ ИСКУССТВ

Наилучший путь приблизиться к пониманию архитектуры – это сравнить ее с другими искусствами. От всех других пространственных искусств – живописи, скульптуры, графики и прикладного искусства – архитектура отличается, прежде всего, самым длительным процессом работы: живописец может закончить свою работу в несколько дней, работа архитектора может иногда требовать целой жизни. При этом деятельность живописца редко бывает связана с какой-либо опасностью или риском: в худшем случае живописцу приходится пожертвовать начатой картиной и взяться за новый холст. Напротив, неудача архитектора может привести к катастрофе, угрожая не только эстетическим принципам, но и человеческой жизни.

Необходимо также учитывать, что архитектура по своему содержанию является самым простым из всех искусств: она способна воплощать только очень определенные, однозначные, элементарные идеи и чувства (архитектуре, например, недоступен юмор, как и вообще все те эмоции, которые связаны с жизнью органических существ). То есть любое произведение архитектуры всегда посвящено одной и той же основной теме – стремлению духовной энергии преодолевать косность материи. Поэтому можно было бы думать, что архитектура должна сделаться самым понятным и самым популярным искусством. На самом же деле это совсем не так. Архитектура оказалась самым трудным искусством, язык которого понятен и привлекателен только для очень немногих. Эта трудность архитектуры проистекает из присущего ей особого эстетического свойства: архитектура есть, с одной стороны, самое материальное, самое вещественное и, с другой – самое абстрактнее искусство. Будучи вполне конкретной частью натуры, служа самым реальным и утилитарным целям, архитектура вместе с тем выражается знаками, числами, абстрактными отношениями.

Продолжая дальше сравнение архитектуры с другими искусствами, заметим, что архитектура родственна живописи и графике, так как, подобно им, оперирует линиями и плоскостями. Однако живопись и графика способны создавать только иллюзию пространства на плоскости, архитектура владеет в полной мере глубиной пространства. Архитектура родственна скульптуре – оба искусства оперируют массами и объемами. Но в то время как скульптура оформляет массу только снаружи, архитектура способна придавать массе форму и снаружи, и изнутри.

Важно также помнить, что деятельность архитектора всегда связана с социальной ответственностью, поскольку мы требуем от каждого здания абсолютной конструктивной достоверности. Кроме того, архитектор никогда не показывает себя, не открывается зрителю в такой мере, как это привыкли делать живописец, поэт или музыкант: в каждой, самой случайной, самой произвольной игре фантазии архитектора отражается дух того общества, того коллектива, которому служит архитектор. В этом смысле можно сказать, что архитектура – гораздо более созвучное эпохе искусство, чем скульптура или живопись. История искусства рассказывает нам о многих своевольных и непокорных художниках, деятельность которых находилась в непрерывном конфликте со вкусами своего времени, которые были или отринуты эпохой, или сами ею пренебрегли. Среди них не было и не могло быть ни одного архитектора именно потому, что архитектура не может существовать совершенно оторванной от своего времени, абсолютно свободной от социальных функций. Ни в одном искусстве заказчик (в самом узком и в самом широком смысле, как индивидуальный хозяин и как голос эпохи) не играет такой важной роли, как в архитектуре.

Если в отношении живописи и скульптуры иногда вполне применимо выражение «стиль – это человек», то в отношении к архитектуре гораздо правильнее было бы сказать, что «стиль – это эпоха». Однако если это тесное слияние архитектуры с обществом, культурой, эпохой свидетельствует, с одной стороны, о чрезвычайно важных культурных функциях архитектуры, то, с другой стороны, оно же является причиной одного весьма трагического свойства архитектуры, а именно: роковой невыполнимости многих архитектурных идей и замыслов. Архитектура далеко превосходит все другие искусства количеством таких произведений, которые остались в стадии проекта, на бумаге, в фантазии художника, – одним словом, невыполненных произведений. При этом, как это ни покажется парадоксальным, именно по мере развития европейской цивилизации количество «невыстроенных памятников архитектуры» все увеличивается.

Наконец, еще одно, последнее сравнение. Если мы сравним архитектуру с другими искусствами с точки зрения экспрессии, выражения, то архитектуру придется признать самым бедным и несовершенным искусством. Архитектура отражает общественного человека (и ту действительность, в которую он включен) в его наиболее основных и общих духовных устремлениях. Вместе с тем архитектура неспособна к прямому, непосредственному выражению до конца: она оперирует знаками и ритмами, которые зритель сам должен истолковывать и договаривать. Напротив, наибольшего богатства и полноты экспрессия достигает в искусстве театра, которое объединяет в себе средства всех искусств, еще пополненные, повышенные реальностью жизни, и обладает конкретной реальностью. Если же мы сопоставим архитектуру с другими искусствами с точки зрения формосозидающей фантазии, тогда превосходство архитектуры перед другими искусствами не вызывает сомнений: так как формам архитектуры нет прямых аналогий в природе, она не имитирует чужой язык, а говорит только на своем собственном.



Оглавление
Как смотреть и понимать архитектуру.
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
АРХИТЕКТУРА В РЯДУ ИНЫХ ПЛАСТИЧЕСКИХ ИСКУССТВ
КОНСТРУКЦИЯ И ОБРАЗ В АРХИТЕКТУРЕ
РОЛЬ ТВОРЦА В СОЗДАНИИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ АРХИТЕКТУРЫ
ЭВОЛЮЦИЯ КОНСТРУКЦИИ АРХИТЕКТУРНОГО ПЕРЕКРЫТИЯ
КОНЦЕПЦИЯ ПРОСТРАНСТВА В ИСКУССТВЕ АРХИТЕКТУРЫ
УСЛОВИЯ, ВЛИЯЮЩИЕ НА СОЗДАНИЕ АРХИТЕКТУРНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ
РОЛЬ МАТЕРИАЛА В АРХИТЕКТУРЕ
ДЕРЕВО КАК МАТЕРИАЛ АРХИТЕКТУРЫ
СТОЕЧНО-БАЛОЧНАЯ КОНСТРУКЦИЯ В АРХИТЕКТУРЕ
Все страницы